Логотип «Факультета медицинского права»
Алабяна 13к1
125252, Москва
Российская Федерация
Режим работы:
пн-пт - с 10:00 до 19:00
сб - выходной
вс - работает Консультант сайта
+7 (495) 789-43-38
+7 (925) 518-66-49

18 декабря 2014 года

Отказ пациенту в лечении: право или бесправие?

Отказ пациенту в лечении: право или бесправие?Некоторые законодательные акты РФ вроде бы дают клинике мнимое право отказывать пациенту в лечении по достаточно широкому кругу оснований:

Но отказ пациенту в лечении, даже, несмотря на, значительную денежную компенсацию, тем не менее, не будет являться законными, несмотря на существующую норму права, так как нанесенный таким отказом вред пациенту может превысить денежную оценку его убытков. Это подтверждается Определением Конституционного Суда РФ от 06.06.2002

№ 115-О, которое дало необходимые комментарии к п. 2 статьи 782 ГК РФ и внесло понимание о возможности реализации отказов именно в сфере оказания медицинских услуг:

  1. Договор о предоставлении платных медицинских услуг согласно пункту 1 статьи 426 ГК РФ признается публичным договором, т.е. соглашением, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится;
  2. Признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том, что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции РФ.

Толкуя понятие «возможность» оказания медицинской услуги следует использовать следующие критерии: невозможность обеспечить безопасность и качество услуги, наличие медицинских противопоказаний и иная явная техническая и организационная невозможность оказать услугу. То есть законными основаниями для отказа пациенту в лечении являются только медицинские основания, но никоим образом не финансово-юридические, например, такие как неоплата пациентом медицинских услуг. Также примером незаконного основания для отказа пациенту в лечении является несоблюдение пациентом рекомендаций и назначений лечащего врача.

Если пациент не ходит на приемы – это не основание для расторжения договора в одностороннем порядке. Нужно подвести медицинское основание, которым в таком случае может являться наступление факторов, препятствующих оказанию безопасной и качественной услуги.

Должно быть найдено точное медицинское основание и обоснование невозможности оказать пациенту медицинские услуги. Такое основание может возникнуть как в независимости от вины пациента, так и благодаря его неверному поведению и тогда главной задачей клиники будет являться сбор доказательной базы такой его вины. Такими «виновными» действиями пациента могут являться: длительные неявки на приемы, несоблюдение предписаний и рекомендаций лечащего врача, невыполнение каких-либо обязательных диагностических процедур и т.п. Доказательной базой будут служить: докладные о неявке пациента, листы учета посещений пациента, листы учета выдачи рекомендаций, оформленные бланки информированных добровольных согласий, письма на имя пациента с доведением до него информации о небезопасности прерывания начатого лечение. Это даст в дальнейшем возможность, при необходимости, аргументировано доказать вину пациента.

Сбор доказательной базы в любом случае необходим, притом не только для возможности отказать пациенту в лечении, а также для того, чтобы иметь возможность аргументировано доказать, что наступившие негативные последствия в ходе лечения произошли по собственной вине пациента, а не по вине клиники.

Принятие клиникой решения об отказе пациенту в дальнейшем лечении должно быть принято осознанно, с учетом оценки высокого риска острого конфликта, результат которого никогда не будет являться на 100 % гарантированным в случае его судебного разрешения, так как невозможность безопасного оказания медицинской услуги и (или) медицинские противопоказания для ее оказания надо еще суметь обосновать и на «медицинском языке».