Логотип «Факультета медицинского права»
Алабяна 13к1
125252, Москва
Российская Федерация
Режим работы:
пн-пт - с 10:00 до 19:00
сб - выходной
вс - работает Консультант сайта
+7 (495) 789-43-38
+7 (925) 518-66-49

29 января 2016 года

И снова о праве на досрочное назначение пенсии медицинских работников

И снова о праве на досрочное назначение пенсии медицинских работниковФАКУЛЬТЕТ МЕДИЦИНСКОГО ПРАВА продолжает обсуждение темы, связанной с досрочным назначением пенсий медицинским работникам, трудившихся в коммерческих медицинских организациях. Тема продолжает быть актуальной в связи с неоднозначностью толкования применения положений пенсионного законодательства.

Сегодня мы продолжим обсуждение данной темы в свете Определения Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 № 1646-О (далее – Определение КС РФ), которое расставило все точки над «i» по обсуждаемому вопросу.

Немного напомним, что законодательством РФ в области пенсионного обеспечения предусмотрено право медицинских работников на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения по пункту 20 части 1 статьи 27 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (далее – ФЗ № 173) (с 1 января 2015 года – право на досрочное назначение страховой пенсии по аналогичным основаниям в соответствии с пунктом 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», далее – ФЗ № 400).

Спор же состоит в том, что Пенсионный Фонд Российской Федерации убежден в том, что на досрочное назначение трудовой пенсии по старости имеют право рассчитывать только те медицинские работники, которые трудились именно в некоммерческих организациях (учреждениях здравоохранения - обычно это государственные и муниципальные учреждения), но ни как ни в частных медицинских организациях (к таковым относятся общества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, пр.).

Такое мнение Пенсионного Фонда Российской Федерации целиком и полностью основано на том, что именно такая формулировка как «учреждение здравоохранения» ранее была закреплена в подпункте 11 части 1 статьи 28 ФЗ № 173, а сейчас имеется в подпункте 20 части 1 статьи 30 ФЗ № 400.

В то же время, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 № 11-П говорится, что форма собственности медицинской организации (в чьем ведении она находится и кому принадлежит закрепленное за ними имущество) не может влиять на назначение специального стажа медицинским работникам, т.к. разделение работников по такому критерию противоречило бы положениям статьи 39 Конституции РФ.

Отсюда как раз и возникают многочисленные судебные споры как самих медицинских работников-пенсионеров, так и медицинских организаций с Пенсионным Фондом Российской Федерации о праве на досрочное назначение пенсии и справедливую корректировку сведений индивидуального (персонифицированного) учета в отношении своих медицинских работников, соответственно.

Как уже было отмечено выше, Определение КС РФ четко и ясно дало разъяснения по данному поводу.

Как разъяснил Конституционный суд РФ (в Определении КС РФ) устанавливая в ФЗ № 173 правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости, федеральный законодатель связывал право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в конкретной сфере профессиональной деятельности, а лишь с той, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в частности с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения (подпункт 20 пункта 1 статьи 27 ФЗ № 173).

Также, Конституционный суд РФ в своем Определении Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 № 1646-О отмечает, что с «01» января 2015 года основания назначения досрочной трудовой пенсии по старости предусмотрены пунктом 20 части 1 статьи 30 ФЗ № 400, т.к. с «01» января 2015 года ФЗ № 173 не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий.

Согласно пункту 2 статьи 27 ФЗ № 173 (равно и пункту 2 статьи 27 ФЗ № 173) списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством РФ.

В свою очередь, Постановлением Правительства РФ от 29.10.2012 № 781 утверждены Список и Правила, которые конкретизируют применительно к пенсионному обеспечению не раскрытые в указанном ФЗ № 173 понятия «лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения» и «учреждение здравоохранения», обеспечивая тем самым реализацию права граждан на досрочное пенсионное обеспечение.

Указанные акты применяются при исчислении периодов работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии со статьей 30 ФЗ № 400 в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 16.07.2014 № 665 «О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение».

При этом в основе соответствующей дифференциации лежит оценка характера труда, функциональных обязанностей лиц, работающих на одних и тех же должностях, но в различных по профилю и задачам деятельности учреждениях и организациях, что само по себе также не может рассматриваться как нарушение конституционного принципа равенства при реализации права на пенсионное обеспечение, гарантированного статьей 39 Конституции РФ.

Конституционный суд РФ пришел к выводу, что, законодатель, закрепляя право лиц, осуществлявших лечебную и иную деятельностью по охране здоровья населения, на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, учитывает не только специфику их профессиональной деятельности, но и особенности функционирования учреждений здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий и выполнение определенной нагрузки, что само по себе не может рассматриваться как ограничение прав граждан на пенсионное обеспечение.

Также, Конституционный суд РФ отмечает, что аналогично реализовывалось и право работников здравоохранения на пенсию за выслугу лет по ранее действовавшему законодательству (статьи 81 и 83 Закона РФ от 20.11.1990 № 340-I «О государственных пенсиях в Российской Федерации»), которое также не предполагало включения в стаж, дающий право на назначение пенсии за выслугу лет, работы в организациях здравоохранения, не относящихся к лечебно-профилактическим учреждениям (Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 № 1066).

Таким образом, все точки над «i» в вопросе назначения досрочной трудовой пенсии по старости медицинским работникам, работавших в коммерческих медицинских организациях, расставлены. После данного определения КС РФ вряд ли хоть один суд удовлетворит исковое заявление медицинского работника, отработавшего ни один десяток лет в коммерческой медицинской организации. Однако все же спорным остается утверждение о том, что медицинские работники в коммерческой отрасли не подвержены повышенным психофизиологическим нагрузкам, обусловленным спецификой и характером труда, и неблагоприятному воздействию различного рода факторов.

ФАКУЛЬТЕТ МЕДИЦИНСКОГО ПРАВА надеется, что данная публикация действительно поможет медицинским работникам и медицинским организациям окончательно разобраться в сложившейся ситуации.