07 декабря 2018

Запрещенный «Айболит», или Законодательство о защите детей от вредной информации

Автор:
  • 468
  • 0

Подписывайтесь на наш канал:

Добрый доктор Айболит Не к больным теперь спешит, Он в СИЗО сейчас сидит, Так как детям он вредит.

Всестороннее сопровождение деятельности в сфере медицины и/или фармацевтики считается одной из самых сложных задач в среде профессиональных юристов. Связано это не в последнюю очередь с исторически сложившимся стремлением российского законодательства контролировать как можно больше сторон общественной, а иногда и частной, жизни. Поскольку хозяйственная деятельность в области медицины затрагивает множество аспектов, отнюдь не ограничиваясь лишь диагностикой и лечением, то и законодательство, за соблюдением которого необходимо следить, не ограничивается одним лишь Законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Так, практически без внимания остается правовое регулирование информационной компоненты медицинской деятельности (включая маркетинг и PR-деятельность). В лучшем случае информационные материалы, выпускаемые медицинскими организациями, проходят предварительный юридический мониторинг на соответствие законодательству о рекламе. В своей практической деятельности мы сталкивались с тем, что до 90% рекламы медицинских организаций имеет элементы, которые могут истолковываться как нарушения законодательства о рекламе и/или недобросовестной конкуренции, и которые могут быть откорректированы только с участием юриста, причем не обычного, а специализирующегося на информационном праве. О рекламе медицинских услуг/лекарственных препаратов/медицинских изделий необходим отдельный долгий и сложный разговор. Мы надеемся еще вернутся к этой теме как-нибудь позднее.

Но следует помнить и о том, что информационное законодательство не ограничивается одним лишь регулированием рекламы. И сегодня мы хотим обратить внимание на существование в российском законодательстве института защиты детей от так называемой «вредной информации». Какое это имеет отношение к медицинской деятельности? Самое непосредственное, поэтому не спешите пожалуйста заканчивать прочтение настоящего материала. Краткий анализ действующих законодательных норм, проведенный Факультетом Медицинского Права, показал, что большинство информационных материалов, выпускаемых медицинскими организациями (частнопрактикующими врачами) и /или фармацевтическими предприятиями, с легкостью могут быть истолкованы как нарушающие законодательство.

Что может считаться информационной продукцией в контексте защиты детей от вредной информации

Что может считаться информационной продукцией в контексте защиты детей от вредной информацииИтак, основным законодательным актом по затронутому нами вопросу является Федеральный Закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (далее — ФЗ №436). Для начала отметим, что п. 5 ст. 2 ФЗ № 436 относит к информационной продукции предназначенную для оборота на территории Российской Федерации продукцию средств массовой информации, печатную продукцию, аудиовизуальную продукцию на любых видах носителей, программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ) и базы данных, а также информацию, распространяемую посредством зрелищных мероприятий, посредством информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, и сетей подвижной радиотелефонной связи. Таким образом, практически вся информационная продукция, производимая медицинскими организациями, фармацевтическими предприятиями и врачами — буклеты, плакаты, листовки, видеоролики и т.д. попадают под сферу действия ФЗ № 436.

Отдельно стоит заострить внимание на зрелищных мероприятиях. Согласно п. 3 ст. 2 ФЗ № 436 зрелищное мероприятие — это демонстрация информационной продукции в месте, доступном для детей, и в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, в том числе посредством проведения театрально-зрелищных, культурно-просветительных и зрелищно-развлекательных мероприятий. Таким образом, проведение просветительских лекций, в том числе о здоровом образе жизни, основах гигиены и диетологии и т.д. будут относиться к категории зрелищных мероприятий. К проблеме «вредной информации на зрелищных мероприятиях» мы вернемся немного позже. Следует отметить, что под категорию зрелищных мероприятий (а значит и под ограничения, установленные ФЗ №436) попадают любые мероприятия, носящие просветительский характер. То есть, в контексте медицинской тематики, — это будут лекции, касающиеся акушерства и гинекологии (в том числе об особенностях протекания беременности), первой медицинской помощи, кардиологии, неврологии, гастроэнтерологии и т.д. В то же время научные медицинские/фармацевтические конференции не будут являться «зрелищными мероприятиями», поскольку как правило они не проводятся в местах, «доступных для детей», однако, например, их трансляция по интернету будет относится к категории таковых.

Безусловно, может возникнуть вопрос, каким образом достоверная медицинская информация (мы сейчас не берем во внимание материалы о «целителях», «ясновидящих» и т.д.) может причинить вред здоровью и/или развитию детей. Ответом на него являются нормы п. 2 ч. 3 ст. 5 ФЗ №436, согласно которым информация, вызывающая у детей страх, ужас или панику, в том числе представляемая в виде изображения или описания ненасильственной смерти, заболевания, самоубийства, несчастного случая, аварии или катастрофы и (или) их последствий, относится к информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено.

Категории информационной продукции

Категории информационной продукцииДалее, ст. 7–10 ФЗ № 436 конкретизируют информационную продукцию, распространение которой разрешено в той или иной возрастной группе, проведя классификацию информационной продукции по пяти категориям:

  1. Информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет (0+);
  2. Информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет (6+);
  3. Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет (12+);
  4. Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет (16+);
  5. Информационная продукция, запрещенная для детей (18+).

Ниже мы проанализируем ограничения, непосредственно связанные с медицинской тематикой.

Категория Ограничения
0+ Не допускаются любые упоминания о заболеваниях, несчастных случаях, смерти (как насильственной, так и ненасильственной). Допускается информационная продукция, содержащая эпизодические ненатуралистические изображения или описания физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия.
6+ Допускается информационная продукция, содержащая кратковременные и ненатуралистические изображения или описания заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий в форме, не унижающей человеческого достоинства, а также ненатуралистические изображения или описания несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику.
12+ Допускается информационная продукция, содержащая эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий при условии, что не обосновывается и не оправдывается допустимость антиобщественных действий, выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий.
16+ Допускается информационная продукция, содержащая изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания (включая тяжелые), смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику, а также информация о наркотических средствах или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах (без их демонстрации), об опасных последствиях их потребления с демонстрацией таких случаев при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к потреблению таких средств или веществ и содержится указание на опасность их потребления.
18+ Допускается информационная продукция, содержащая изображение или описание заболевания, или смерти с натуралистическим показом их последствий. Допускается информационная продукция о наркотических средствах, психотропных и (или) одурманивающих веществах, табачных изделиях.

Информация «18+»

Информация «18+»Как заметно из упомянутых выше норм, одним из параметров, имеющих ключевое значение в отнесении информационной продукции к той или иной категории, является натуралистичность (автоматически предполагает рейтинг «18+») или ненатуралистичность описания заболевания. К счастью, ст. 11 № 436 содержит законодательное определение натуралистичности. Согласно ней, натуралистическое изображение или описание — это изображение или описание в любой форме и с использованием любых средств человека, животного, отдельных частей тела человека и (или) животного, действия (бездействия), события, явления, их последствий с фиксированием внимания на деталях, анатомических подробностях и (или) физиологических процессах.

Таким образом, значительное количество видеороликов (в том числе 3D-реконструкции), иллюстрирующие механизмы возникновения заболеваний должны быть отнесены к категории «18+». Более того, формально под данное определение попадают и большинство выступлений медицинских работников, в том числе пропагандирующих здоровый образ жизни. Как мы установили выше, культурно-просветительские мероприятия попадают под категорию «зрелищных мероприятий». Таким образом, приглашение медицинского работника в школу, чтобы он рассказал о вредных последствиях употребления алкоголя или наркотиков, подпадает под «зрелищное мероприятие». И даже пресловутое фото со сравнением «легких курильщика и легких здорового человека» должно быть промаркировано как «18+» — поскольку это не что иное как «натуралистический показ последствий заболевания».

Информация «16+»

Информация «16+»Однако, возможно приглашенный врач сможет все же прочитать лекцию более «мягко», говоря о вредных привычках, но не «нагоняя ужаса»? Такое возможно — однако, только если слушателям исполнилось 16 лет. Как это не парадоксально, но рассказывать «об опасных последствиях потребления наркотических средств или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах» можно лишь с 16 (!!!) лет и не месяцем меньше. Если 15-летнему оболтусу намекнуть о том, что пить, курить и колоться может привести к нехорошим последствиям для здоровья — это будет нарушением законодательства. Очевидно, законодатели опасаются, что такая информация может шокировать «ребеночка», ввергнуть его в стресс и даже «причинить вред его здоровью и развитию». Интересно, в каком мире живут люди, вставившие в закон эту норму?

Однако вернемся к медицинской тематике. Даже ненатуралистическое описание тяжелых заболеваний предполагает возраст «16+». Таким образом, например, «Дети подземелья» Королева подпадает под запрет, поскольку, наверное, никто не будет оспаривать тяжесть заболевания туберкулезом. Вместе с ним попадет под запрет и большая часть произведений, созданных до середины ХХ века, включая киноадаптации, — описание туберкулеза («чахотки») весьма характерны для произведений того времени, причем в самых разных жанрах: начиная от романтизма и заканчивая классическим реализмом. Рейтинг «16+» должны получать даже такие далекие от медицины произведения как «Черная стрела» Р.Л. Стивенсона — один из лучших историко-приключенческих романов для подростков — ведь там есть описание прокаженного и «тяжких последствий» лепры — потери зрения. Да что там Стивенсон. «Доктор Айболит» Чуковского — это несомненная информационная продукция «16+»! Посудите сами:

«…Мой зайчик, мой мальчикПопал под трамвай!Он бежал по дорожке,И ему перерезало ножки,И теперь он больной и хромой…»

Еще раз напомним норму ФЗ № 436 — «от 16 лет допускается информационная продукция, содержащая изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания (включая тяжелые)». И на самом деле, это не смешно. Любая продукция (включая видеоролики), упоминающая тяжелые заболевания, должна маркироваться как «16+». Ситуация становится еще веселее, если вспомнить о том, что определения «тяжелого заболевания» нет. Кто-то может посчитать тяжелым заболеванием и пневмонию.

Информация «12+», «6+», «0+»

Информация «12+», «6+», «0+»Перейдем же к следующей категории «12+». Именно с такого возраста возможно потребление информационной продукции, содержащей «эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий». Но и то, при условии, что выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий. Таким образом, мультфильм «Ну, погоди» должен был бы получить маркировку «12+». И снова не повезло Корнею Чуковскому. Вот как начинаются его детские стихи «Крокодил»:

«Жил да былКрокодил.Он по улицам ходил,Папиросы курил.».

То есть, «Крокодил» заслуживает как минимум рейтинга «12+». Но, ко всему прочему, в стихах нет ни одного указания «на опасность потребления табачных изделий». Да и сам Крокодил видится вполне симпатичным персонажем, заботящемся о своей семье и детях-маленьких крокодильчиках. Поэтому, в строгом соответствии с законом, тут необходим даже не «12+», а «18+».

Однако затронутая нами проблема гораздо глубже, чем кажется. Без маркировки «12+» вообще запрещено даже упоминать о «наркотических, психотропных и (или) одурманивающих веществах, табачных изделиях» в любом контексте — даже в самом-самом отрицательном. Такой запрет кажется нам также по крайней мере странным, поскольку не так уж редко встречаются случаи начала курения в 10–11 лет. Начинать пропаганду здорового образа жизни в 12 лет представляется нам несколько запоздалым решением.

И, наконец, о категории «6+». В эту категорию входит информационная продукция, содержащая кратковременные и ненатуралистические изображение или описание заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий. Таким образом, любое упоминание о любом заболевании требует, по крайней мере, обозначить информационный контент как «6+». Даже упоминание о насморке. Или зубная боли. Дети до 6 лет, по замыслу законодателей, должны быть ограждены от знаний о таких ужасных вещах, как насморк или кариес.

Особенности практического применения законодательства о защите детей от вредной информации во время осуществления медицинской деятельности

Особенности практического применения законодательства о защите детей от вредной информации во время осуществления медицинской деятельностиЧто означают упомянутые нами ограничения на практике? Согласно ч. 4 ст. 11 ФЗ № 436 оборот информационной продукции, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, без знака информационной продукции не допускается. В частности, сайт сети Интернет, не зарегистрированный как СМИ, может содержать знак информационной продукции (в том числе в машиночитаемом виде) и (или) текстовое предупреждение об ограничении ее распространения среди детей, соответствующие одной из категорий информационной продукции. Классификация сайтов осуществляется их владельцами самостоятельно в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона. Присвоение такого знака сайту является правом, а не обязанностью его владельца. Исключением являются сетевые издания и аудиовизуальные сервисы. Однако некоторые виды контента, находящегося на сайте, в частности реклама информационной продукции, включая зрелищные мероприятия, все равно требуют указания возрастного ограничения.

Таким образом, теоретически (если есть 100% уверенность, что информация, содержащаяся на сайте, не относится к информационной продукции, распространение которой среди детей ограничено), можно и не маркировать свой сайт. Однако, если владелец сайта ошибся в своей оценке содержащейся на нем информации, и не разместил знак либо разместил неверный знак (например, сайт, рекламирующий видеокурс о профилактике инфаркта был оценен как «12+», в то время как требуется «16+»), то он может быть привлечен к ответственности за нарушение законодательства о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. А, как мы уже отметили ранее, любая медицинская информации, даже самая безобидная, относится к категории информации, чье распространение среди детей ограничено. Тем не менее, подавляющее большинство сайтов медицинских организаций не содержит знака о наличии информационного контента, не предназначенного для детей.

Соответствующие предупреждения должны быть и перед показами медицинских передач по телевидению, а также перед выступлениями на медицинские темы на радио (согласно нормам ст. 12 и 13 ФЗ № 436). Исключением являются передачи, транслируемые в эфире без предварительной записи — то есть прямые эфиры. При этом, на трансляции в прямом эфире, производимые по сети Интернет, требования о показе предупреждения также не распространяются. Таким образом, существует вероятность подключения несовершеннолетнего к трансляции хирургической операции, производимой в учебных целях. Несмотря на более чем натуралистичный характер подобного контента, ФЗ №436 не содержит ограничений на подобные трансляции. Очевидно, что в данном случае сказывается год издания закона (2010), когда тяжело было предсказать, что потоковое онлайн-вещание и стриминг станут настолько распространенными явлениями. Хотя настолько ли это было сложно.

Наконец, следует сказать, что ФЗ № 436 касается не только современных способов распространения информации. Затрагивает он и печатные издания (а к ним необходимо относить не только книги и прессу — но и различные брошюры, буклеты и листовки). В применении к медицине это означает, что соответствующая маркировка должна быть у самой различной печатной продукции — начиная от «Советов народного лечения от бабушки Агафьи» и заканчивая постерами, пропагандирующими вакцинацию.

Исключения из сферы действия Закона о законодательства о защите детей от вредной информации

Исключения из сферы действия Закона о законодательства о защите детей от вредной информацииНеобычайная жесткость норм данного федерального закона и его распространение практически на все категории информации заставляет задуматься, не существуют ли какие-то исключения из его сферы действия. И да, такие исключения действительно есть. Перечислены они в ч. 2 ст. 1 Закона. Итак, давайте огласим весь вписок. Это:

  • Реклама;
  • Информационная продукция, содержащая научную, научно-техническую, статистическую информацию;
  • Информационная продукция, имеющая значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;
  • Нормативно-правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающие правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;
  • Информация о состоянии окружающей среды;
  • Информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств;
  • Информация, накапливаемая в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан (физических лиц) и организаций такой информацией.

На первый взгляд, исключение рекламы из сферы действия Закона №436 значительно упрощает жизнь медицинских организаций, фармацевтических предприятий и врачей. Однако на самом деле это означает лишь то, что руководствоваться в данном вопросе следует нормами специализированного закона — а именно ФЗ от 13.03.2006 № 38 «О рекламе». Согласно ч. 10.1 ст. 5 указанного закона, не допускается размещение рекламы информационной продукции, подлежащей классификации в соответствии с требованиями ФЗ № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», без указания категории данной информационной продукции. Таким образом, реклама информационной продукции, в которой упоминается любое заболевание, подлежит обязательной классификации.

Говоря о рекламе, нельзя не отметить крайне широкое толкование данного термина Федеральной антимонопольной службой и судами. Согласно ст. 3 ФЗ «О рекламе», рекламой признается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Арбитражного Суда РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона „О рекламе“», при анализе информации на предмет наличия в ней признаков рекламы судам необходимо учитывать, что размещение отдельных сведений, очевидно вызывающих у потребителя ассоциацию с определенным товаром, имеющее своей целью привлечение внимания к объекту рекламирования, должно рассматриваться как реклама этого товара, поскольку в названных случаях для привлечения внимания и поддержания интереса к товару достаточно изображения части сведений о товаре. Исходя из этого, медицинские статьи, размещенные на сайте клиники, интервью с врачами клиники, видеоролики, показывающие деятельность клиники и тому подобный контент может рассматриваться как реклама, размещая которую, следует указывать информационную возрастную категорию продукции.

Конечно же, может возникнуть искушение вывести информационную продукцию медицинского характера из-под действия ФЗ № 436 на основе того, что она «содержит научную информацию». Ведь медицина — это наука, и никто не посмеет это оспорить. К сожалению, практика антимонопольного органа придерживается мнения, согласно которому информационная продукция может быть признана научной лишь в случае, если ее издатель является научной организацией (т.е. занимается научной деятельностью в соответствии с учредительными документами) либо издание официально признано научным (см. Постановление Тульского УФАС России от 03.06.2016 по делу № АП 02-11/20-2016 и Решение Московского УФАС России от 30.01.2015 № 3-5-77/77-14). Поэтому в большинстве случаев сослаться на научный характер информации не получится.

Ценность информационной продукции для общества как основание для освобождения от маркировки знаком возрастной категории

Ценность информационной продукции для общества как основание для освобождения от маркировки знаком возрастной категорииНаконец, крайне непонятен критерий «значительной исторической, художественной или иной культурной ценности для общества». К сожалению, степень ценности информационной продукции определяется даже не экспертом, а чиновником из проверяющего органа. И в самом деле, согласно Порядку проведения экспертизы информационной продукции в целях обеспечения информационной безопасности детей, утвержденному Приказом Минкомсвязи России от 29.08.2012 № 217, перед экспертом может ставиться лишь три вопроса:

  • О наличии в информационной продукции информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей;
  • О соответствии или о несоответствии информационной продукции определенной категории информационной продукции;
  • О соответствии или о несоответствии знака информационной продукции той категории, к которой относится представленная информационная продукция.

Вопрос об отнесении/неотнесении информационной продукции к категории «имеющей ценность для общества» разрешается органом, осуществляющим надзор до направления продукции на соответствующую экспертизу. Поэтому судьба информационной продукции (особенно если это касается литературных произведений) становится всецело зависимой от личных вкусов и предпочтений чиновников. Мы надеемся, что «Айболит» все же будет признан «имеющим ценность», но вот с «Крокодилом» все уже не так бесспорно. Эта сказка менее известна и вполне может быть объявлена «не имеющей ценности» и, следовательно, требующей знака «18+».

Вопрос о культурной ценности очень неоднозначен. Мы сами понимаем, что установление рейтинга «12+» для мультфильма «Ну, погоди» (волк курит сигареты) — это абсурд, и мультфильм является культурной ценностью. Однако уже «Хоббиту» и «Властелину колец» должен быть присвоен рейтинг «18 +». Причем это касается как книг, так и фильмов — ведь и там, и там положительные персонажи демонстративно потребляют табачные изделия (в частности, трубку курят хоббит Бильбо, гном Торин и добрый волшебник Гэндальф — причем последний демонстрирует явный позитивный и эстетически привлекательный образ процесса курения — выпуская живописные колечки дыма). Не верите? Приведем цитату из «Хоббита»: «Торин сидит, положив ноги на решетку камина, и курит трубку. Он выпускал невиданной величины кольца и приказывал им, куда лететь: то в трубу, то на часы на каминной полочке, то под стол, то к потолку, где они начинали описывать круги. Но куда бы не летело кольцо Торина, Гэндальф оказывался проворнее. Пуф! — он посылал колечко поменьше из своей короткой глиняной трубки, и оно проскальзывало сквозь каждое кольцо Торина. После этого колечко Гэндальфа делалось зеленым, возвращалось к нему и парило у него над головой. Таких колечек набралось уже целое облако, и в полумраке комнаты вид у Гэндальфа был таинственный и по-настоящему колдовской. Бильбо стоял и любовался; он и сам любил пускать колечки и теперь краснел от стыда, вспоминая, как накануне утром гордился своими колечками, которые ветер уносил за Холм». Своеобразная ирония судьбы в том, что «Хоббит» был впервые опубликован на русском языке в 1976 г., причем в издательстве «Детская литература». То есть даже во времена достаточно жесткой советской цензуры никому и в голову не приходило усмотреть в нем «вредную для детей информацию». И если в случае книги даже сейчас можно апеллировать к культурным ценностям, то вряд ли можно ожидать от отечественного чиновничества признания «ценным для общества» фантастического голливудского фильма.

Еще хуже обстоят дела с произведениями, упоминающими заболевания. «Сердце хирурга» Ф. Углова и «Мысли и сердце» Н. Амосова. Они становятся запрещенными к прочтению до 18-летнего возраста (натуралистические описания операций). Очевидно, что «Чудесный доктор» Куприна все же будет выведен из-под действия ФЗ №436, как имеющий художественную ценность для общества. Однако как быть с современными произведениями? Представим, что появился молодой писатель уровня Куприна, решивший написать рассказ, скажем, о современном российском докторе, спасающем жизни детей. Скорее всего его произведения получат рейтинг «16+» (если доктор спасает жизни, то болезни могут причинить смерть — т.е. относятся к категории «тяжелых заболеваний») либо даже «18+» (если компетентные лица усмотрят натуралистичность в описании симптомов болезни).

Дополнительные основания оборота информационной продукции без знака возрастной категории

Дополнительные основания оборота информационной продукции без знака возрастной категорииЗапреты произведений наподобие рассмотренных выше, отлично иллюстрируют всю суровость и негибкость нашего законодательства в области защиты детей от вредной информации. Безусловно, защита здоровья и развития детей необходима, но не следует доходить до абсурда (тем более у нас есть перед глазами подобные примеры — допустим, страны Скандинавии, где ювенальная юстиция из механизма защиты детей превратилась в репрессивный аппарат по отношению к вполне нормальным родителям). К счастью, согласно ч. 4 ст. 11 ФЗ № 436 установлен дополнительный перечень случаев, когда оборот информационной продукции возможен без соответствующего знака. К ним относится оборот:

  • Учебников и учебных пособий, рекомендуемых или допускаемых к использованию в образовательном процессе в соответствии с законодательством об образовании. Таким образом, учебник анатомии все же не должен иметь знак «18+»;
  • Телепрограмм, телепередач, транслируемых в эфире без предварительной записи (об этом говорилось выше);
  • Информационной продукции, распространяемой посредством радиовещания. Впрочем, согласно ч. 4 ст. 13 ФЗ №436 и Приказу Минкомсвязи России от 27.09.2012 № 230, подобный способ распространения информации должен сопровождаться сообщением об ограничении такой информационной продукции для детей в начале трансляции радиопередач (кроме прямого эфира);
  • Информационной продукции, демонстрируемой посредством зрелищных мероприятий. Вместе с тем, обращаем внимание на то, что при распространении рекламы о зрелищном мероприятии (афиши, баннеры в сети Интернет и т.д.) такой знак должен указываться, поскольку понятие «реклама информационной продукции» не подпадает под определение «оборота продукции». Данная позиция находит свое подтверждение в практике антимонопольного органа и в судебной практике (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 05.02.2014 по делу № А40-60751/2013, Решение Новосибирского УФАС России от 10.08.2017 № 37/17 и т.д.).
  • Периодических печатных изданий, специализирующихся на распространении информации общественно-политического или производственно-практического характера;
  • Комментариев и (или) сообщений, размещаемых по своему усмотрению читателями сетевого издания на сайте такого издания в порядке, установленном редакцией этого средства массовой информации;
  • Информации, распространяемой посредством информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, кроме сетевых изданий и аудиовизуальных сервисов. Обращаем внимание, что видеохостинги наподобие YouTube и социальные сети не являются аудиовизуальными сервисами (согласно ч. 16 ст. 10 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). В то же время большинство онлайн-кинотеатров входят в категорию аудиовизуальных сервисов.

Относительно последнего пункта, следует отметить, что у видеохостингов и социальных сетей могут существовать свои собственные правила (изложенные в «Условия пользования» и «Правилах пользования»), которые могут не разрешать размещения подобной информации. Вместе с тем, такие правила в подавляющем случае формальны и на самом деле не ограждают несовершеннолетних от просмотра контента, способного нанести вред их здоровью и развитию. В лучшем случае при регистрации у пользователя потребуют ввести свою дату рождения. Однако на данный момент у подавляющего большинства из них не предусмотрено никаких механизмов проверки ее правдивости и установления истинного возраста зарегистрировавшегося. В результате несовершеннолетний способен просматривать любую информационную продукцию, размещенную в социальной сети или на видеохостинге (включая уже упомянутые записи хирургических операций, натуралистичные фото погибших в результате катастроф и несчастных случаев, материалы, демонстрирующие потребление наркотиков и т.д.).

Знак возрастной категории и реклама в интернете

Знак возрастной категории и реклама в интернетеИнтересным является вопрос о необходимости размещать знак информационной продукции на рекламных материалах в интернете. Согласно Письму ФАС России от 05.09.2013 № АК/34774/13 «О применении Закона о рекламе в связи с вступлением в силу Закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», требование ч. 10.1 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» распространяется только на рекламу информационной продукции, но не рекламу иных товаров или услуг. Таким образом, реклама медицинских услуг, фармацевтических препаратов и медицинских изделий не обязана маркироваться соответствующим знаком. Вместе с тем, реклама информационной продукции на медицинскую тематику (видеороликов с выступлениями медицинских работников, брошюр и книг по методам лечения и профилактике, лекций и просветительских мероприятий, касающихся медицины либо здорового образа жизни и т.д.) обязана иметь знак информационной продукции — даже если она размещена в интернете.

Также в упомянутом Письме ФАС утверждается, что в рекламе сайта, не зарегистрированного в качестве средства массовой информации, указывать категорию информационной продукции не требуется. Однако на практике ФАС трактует эту норму весьма своеобразно, говоря о том, что в случае если сайт (или даже программа в Интернете) все же содержит информационную продукцию, ограниченную для детей, то реклама такого сайта (программы) должна содержать знак, указывающий на возрастную категорию.

Так, например, классическим в этом отношении считается дело, открытое ФАС в отношении одной из аптечных сетей. Указанная сеть опубликовала в журнале заметку о выпуске аптечной сетью мобильного приложения, доступного для скачивания в App Store и Google. Приложение было предназначено для поиска аптек на карте с указанием маршрутов, содержало каталог товаров аптек с фильтрами, описанием и изображениями, новости, акции. По мнению ФАС, данная публикация являлась рекламой информационной продукции, содержащей информацию, чье распространение среди детей ограничено. Соответственно, согласно решению УФАС по г. Москве от 06.09.2016 № ИГ/49699, аптечной сети было выдано предписание об устранении нарушения, состоящего в отсутствии знака возрастного ограничения. Этот случай примечателен еще и тем, что аптечная сеть выстроила свою правовую защиту на том, что информация об ассортименте аптек относится к аналитической или статистической. Аргументация была отвергнута ФАС на основании того, что аналитический или статистический характер информации подразумевает обзорный характер информационного продукта, а не сосредотачивается на ассортименте одной аптечной сети.

Такие случаи далеко не единичны. В Решении Московского УФАС России от 29.12.2015 по делу № 3-5-225/77-15 указано, что ч. 4 ст. 11 Закона защиты детей от информации содержит закрытый перечень случаев, когда оборот информационной продукции может осуществляться без знака информационной продукции, т.е. указанная норма является императивной. На основании этого сделан вывод о необходимости размещения знака в случае если сайт в сети Интернет является местом размещения рекламы, а не объектом рекламирования (например, если сайт содержит рекламу лекций врача — то есть зрелищного мероприятия или популярной медицинской литературы), он должен содержать знак, указывающий на возрастную категорию. Аналогичная аргументация встречается в Постановлении Московского УФАС России от 15.03.2016 № 4-14.3-194/77-16, Постановлении Московского УФАС России от 14.09.2015 № 4-14.3-849/77-15 и многих других подобных решениях антимонопольного органа.

Также следует учитывать, что требования ФЗ № 436 касательно указания знака возрастного ограничения распространяются и на рекламу в социальных сетях. Классическим примером правоприменения описываемых норм (хотя и не имеющим непосредственного отношения к медицине) можно назвать Постановление Московского УФАС России от 14.09.2015 № 4-14.3-849/77-15. Согласно нему, ООО «В Контакте» было оштрафовано на 100 000 рублей за размещение баннера с рекламой мюзикла «Призрак оперы» без указания категории данной информационной продукции. Федеральная антимонопольная служба указала на то, что мюзикл «Призрак оперы» является театрально- зрелищным мероприятием, содержащим контент, который может вызвать страх. А, следовательно, на его рекламу распространяются требования ФЗ №436. Характерно и то, что мюзикл «Призрак оперы», несмотря на свою мировую известность и то, что его содержание восходит к роману Гастона Леру, не был признан «имеющим значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества». Таким образом, медицинские/фармацевтические организации, равно как и ИП, ведущие деятельность в упомянутых сферах, размещая рекламу в соцсетях, должны обозначать категорию информационной продукции, которую они рекламируют. Делать это следует независимо от рекламируемого товара/услуги, поскольку даже упоминание о вероятности заболеть и существовании медицины как науки, борющейся с заболеваниями, уже требует знака «6+».

Конечно, на наш взгляд, подобное толкование достаточно спорно. Получается, что сам информационный продукт, содержащий «сомнительный» (с точки зрения законодательства) контент, не должен в обязательном порядке иметь знак, определяющий возрастную категорию посетителей. В то же время реклама такого продукта — должна иметь соответствующее предупреждение. На практике это выглядит так: видеоролик с последствиями кровавого ДТП можно размещать в Интернете без ограничений, а вот реклама подобного видеоролика уже должна иметь знак «18+», несмотря на то, что «количество» шок-контента в рекламе в любом случае будет меньше, чем в видеоролике полной продолжительности. Аналогично, сам сайт, содержащий описания заболеваний о человека (практически любой форум медицинских работников) не требует в обязательном порядке размещать предупреждение о возрастных ограничениях, в вот баннер, призывающий зайти на сайт и присоединиться к дискуссиям профессионального сообщества, — требует.

Возможно, конечно, законодатель полагал, что без рекламы несовершеннолетний не сможет найти сайт с «вредным» содержимым. Однако на что тогда существуют интернет-поисковики? Согласно письму ФАС от 28.08.2015 № АК/45828/15, выдача поисковой системой перечня гиперссылок на различные источники информации (сайты, форумы и пр.) не является рекламой, поскольку выдача такого перечня является результатом обработки поискового запроса пользователя. Таким образом, на результаты выдачи Яндекса, Google или любых иных поисковых систем не распространяются требования о размещении знака возрастных ограничений (это не реклама и не сетевое издание, а вся остальная информация в сети Интернет может распространяться без соответствующих предупреждений). При этом мы встречаемся с еще одним парадоксом. Результаты выдачи поисковых систем могут содержать не только гиперссылки, но и изображения. В результате у несовершеннолетних есть возможность получения беспрепятственного доступа к изображениям, которые могут причинить вред их здоровью и развитию вообще без захода на сторонние сайты — используя лишь одну только поисковую систему. Тем не менее, ФЗ № 436 даже не рассматривает вопросы ограничения выдачи изображений, способных навредить несовершеннолетним, при использовании поисковых систем.

Ответственность за нарушение законодательства о защите детей от вредной информации

Ответственность за нарушение законодательства о защите детей от вредной информацииБезусловно, пока что вопросы соблюдения законодательства об информации, наносящей вред здоровью и развитию детей, не являются приоритетными для врачей, медицинских и фармацевтических организаций — у них хватает и иных проблем. Тем не менее, контроль за соблюдением законодательства осуществляют сразу три органа — Роскомнадзор и Роспотребнадзор и Рособрнадзор (в рамках своей компетенции, например, по вопросам проведения зрелищных мероприятий в образовательных организациях). Кроме того, не стоит забывать о предусмотренной в законе возможности общественного контроля со стороны различных НКО, которые, по результатам своего мониторинга, могут «наябедничать» в соответствующие государственные надзорные органы.

За нарушения законодательства в рассматриваемой нами области (в частности за оборот информационной продукции, содержащей информацию, ограниченную к распространению среди детей, без соответствующего знака или со знаком несоответствующей категории) предусмотрена административная ответственность согласно ч. 1 ст. 6.17 Кодекса об административных нарушениях (далее — КоАП). Санкции данной статьи предполагают наложение административного штрафа:

  • На граждан в размере от 2 тысяч до 3 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения;
  • На должностных лиц — от 5 тысяч до 10 тысяч рублей;
  • На лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от 5 тысяч до 10 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток;
  • На юридических лиц — от 20 тысяч до 50 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Конечно, размеры штрафов нельзя назвать сверхкрупными. Однако, учитывая обширный потенциал применения законодательства о защите детей от вредной информации, со временем это вполне может быть компенсировано их количеством. Кроме того, проверяющие органы могут составлять отдельный протокол и, соответственно, накладывать отдельный штраф за каждый случай нарушения законодательства о защите детей от информации, ограниченной к распространению среди детей. Так, например, сетевое медицинское издание, проигнорировавшее требования закона о защите детей от вредной информации, в июне может быть арестовано за интервью с врачом (упомянуты заболевания), в июле — за фотографию меланомы из заметки о том, как узнать признаки злокачественного перерождения родинки, а в августе — за исторический очерк об эпидемии чумы 1348 г. А при достаточно широком толковании ФЗ №436 и наличии желания, поводы для штрафов можно находить не только ежемесячно, но и еженедельно и даже ежедневно.

К тому же, удивление вызывает и конструкция статьи, предусматривающая наказание за «оборот продукции» и, по сути, уравнивающая публикацию продукции без соответствующего знака и умышленное распространение такой продукции среди детей (по нашему мнению, второй состав правонарушения несет гораздо более негативные последствия).

Наконец, следует заметить, что если отсутствие знака возрастной категории выявлено в рекламных материалах (а как мы упоминали выше, ФАС необычайно широко толкует понятие рекламы, относя к последней все, вызывающее «привлечение внимания к объекту рекламирования»), то правонарушении квалифицируется по ст. 14.3 КоАП, предусматривающей немного уменьшенные штрафы для граждан, в сочетании с существенно увеличенными штрафами для должностных и юридических лиц, а именно:

  • На граждан в размере от 2 тысяч до 2 тысяч 500 рублей;
  • На должностных лиц — от 4 тысяч до 20 тысяч рублей;
  • На юридических лиц — от 100 тысяч до 500 тысяч рублей.

Для средств массовой информации (включая сетевые — то есть, действующие исключительно в сети Интернет) предусмотрен квалифицированный состав правонарушения. В таком случае ответственность за нарушение порядка распространения информации, которая может причинить вред развитию или здоровью ребенка, влечет за собой наложение штрафа:

  • На граждан в размере от 2 тысяч до 3 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения;
  • На должностных лиц — от 5 тысяч до 20 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения;
  • На юридических лиц — от 20 тысяч до 200 тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

Заключение

Широко известно меткое выражение о «законах, чья необычайная суровость компенсируется их систематическим неисполнением» (автор афоризма неизвестен, что не мешает ошибочно приписывать его самым различным историческим деятелям — от Салтыкова-Щедрина до маркиза де Кюстина). В случае Закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» все обстоит еще печальнее — необычайная суровость закона к самым обычным вещам (выливающаяся в абсурдные требования, которые могут привести к запрету знакомить детей со старыми добрыми сказками Чуковского — особенно если их в детстве не читали ответственному чиновнику, и он не видит в них «общественной ценности») сочетается с предоставлением детям возможности беспрепятственно просматривать действительно шокирующий контент. Достаточно просто, набрав в интернет-поисковике запрос на поиск «Авария Расчлененка Фото», нажать на вкладку «вывести результаты в виде изображений» или же забить в поиске YouTube «Смерть человека от бешенства». Безусловно благая и нужная цель защиты детей от «вредной информации», пройдя через призму «творческой» правоприменительной практики госорганов, превратилась в поиск удобных поводов для наложения штрафов.

При сохранении существующей тенденции, мы прогнозируем распространение потребительского экстремизма и шантажа и на эту сферу (когда не отягощенный моралью гражданин либо общественная организация, отыскав «вредную для детей» информацию, будет требовать денежной компенсации за отказ от написания жалобы в надзорный орган). И именно поэтому мы рекомендуем позаботиться о своей юридической защищенности уже сейчас, проведя превентивный мониторинг распространяемой информационной продукции и, в случае необходимости, разработав меры его возможной корректировки — так, чтобы любые обвинения в обороте информации, запрещенной (ограниченной) для детей стали безосновательны и невозможны.

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Вам также будет интересно
Комментарии