10 октября 2018

Итоги «расследования»: медицинские организации в жилых домах не обязаны разрабатывать паспорт безопасности объекта

Итоги «расследования»: медицинские организации в жилых домах не обязаны разрабатывать паспорт безопасности объекта

Федеральным законом от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» установлена обязанность юридических лиц по обеспечению выполнения требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) в отношении объектов, находящихся в их собственности или принадлежащих им на ином законном основании.

Подобные требования должны устанавливаться Правительством России. Требования к антитеррористической защищенности медицинских организаций установлены Постановлением Правительства РФ от 13.01.2017 № 8 (далее – Требования).

При этом, анализ Требований показал, что они не распространяются на медицинские организации, занимающие помещение в здании, например, размещенные в помещениях многоквартирных домов. Коротко оговоримся, что Требования распространяются на комплексы зданий (строений, сооружений), отдельные здания (строения, сооружения), но не на помещения, являющиеся частью какого-либо здания. Подробно о причинах, по которым указанные медицинские организации не попадают под сферу действия Требований, можно узнать в статье «Вся правда об антитеррористической защищенности медицинских организаций».

Отметим, что для подтверждения своих выводов, нами был сделан запрос в Минздрав России, так как именно данное министерство являлось разработчиком Требований. Нами был задан ряд вопросов, основным из которых был следующий вопрос: «Должна ли медицинская организация, являющаяся правообладателем помещения, а не здания (строения, сооружения) соблюдать требования к антитеррористической защищенности объектов (территорий), установленных ПП РФ № 8?».

Ответ Минздрава России был следующим:

«Требования распространяются на объекты (территории) органов (организаций), при этом под объектом строго понимаются комплексы технологически и технически связанных между собой зданий, строений, сооружений и систем, или отдельные здания, строения или сооружения. В соответствии с пунктом 2 Требований объектом (территорией) не могут являться отдельные части зданий вне зависимости от формы собственности, в данных случаях требования антитеррористической защищенности обеспечиваются собственником всего объекта.

Однако исключением могут являться медицинские организации, занимающие часть здания и имеющие отдельные входы (выходы), при условии, что данное здание не имеет утвержденных требований антитеррористической защищенности».

Обратим внимание, что в целом ответ профильного ведомства подтвердил правоту наших выводов, особенно учитывая то обстоятельство, что ранее с точкой зрения Факультета медицинского права оказались солидарны МЧС России (Главное управление МЧС России по г. Москве) и ФСБ России (УФСБ России по городу Москве и Московской области). Напомним, что представители именно двух данных органов входят в состав комиссии по обследованию и категорированию объекта.

Но все же изложим свои замечания к ответу.

Не совсем понятной для нас осталась «мысль» Минздрава касательно обязанности собственника всего объекта (а не собственников отдельных частей здания) обеспечить требования антитеррористической защищённости. С одной стороны, данный посыл совершенно корреспондирует нашим желаниям, с другой стороны, п. 2 и 4 Требований содержат термин правообладатель, а не собственник объекта, что значительно меняет смысл положения. Напомним, что термин правообладатель значительно шире термина собственник, так как правообладание объектом недвижимости может быть на правах собственности, аренды, оперативного управления, безвозмездного пользования и др.

Далее коснемся исключения, о котором говорит министерство, а именно, что медицинские организации, занимающие часть здания и имеющие отдельные входы (выходы), «…могут…» являться исключением. То есть на подобные медицинские организации могут распространяться Требования, а могут и не распространяться. Полагаем, что подобная странная стилистическая конструкция (медицинские организации могут являться исключением, а не медицинские организации являются исключением) была использована Минздравом не случайно, так как безусловно каких-либо обоснованных аргументов обратному у Минздрава, равно как и у нас не имеется.

Отметим, что в самих Требованиях о подобных исключениях нигде не оговорено. Мало того, в иных нормативах правовых актах, регулирующих сферу антитеррористической защищенности объектов, также не закреплено подобного исключения из правил. Таким образом не совсем понятно, на основании каких норм Минздравом России был сделан вывод о том, что на некоторые медицинские организации, занимающие помещение в здании и имеющих отдельный вход (выход), все-таки могут распространяться Требования.

При этом ни из ответа Минздрава России, ни из каких-либо нормативных правовых актов не становится ясным: кто и на каком основании принимает решение о том, является ли конкретная медицинская организация исключением из правил или не является.

Факультет медицинского права предполагает, что ответ Минздрава, о котором сегодня идет речь, сформирован на основании Разъяснений по вопросам применения требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства здравоохранения Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства здравоохранения Российской Федерации, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 13 января 2017 года № 8 (далее – Разъяснения).

Сами Разъяснения также вызвали у нас ряд дополнительных вопросов и замечаний. Так, например, в Разъяснениях указано, что в состав комиссии, кроме представителей ФСБ, МВД, МЧС России при необходимости могут входить представители иных ведомств и организаций. Заметим, что подобная формулировка дает основания привлекать в качестве члена комиссии представителя любой организации, необходимо лишь соответствующее обоснование. В то время, как пунктом 8 Требований достаточно четко определено, что к работе комиссии могут привлекаться эксперты из числа работников специализированных организаций в области проектирования, строительства и эксплуатации технологических систем, специализированных организаций, имеющих право осуществлять экспертизу безопасности объектов (территорий).

Очень интересно и следующее разъяснение Минздрава России:

«На основании обследования объекта (территории) комиссией принимается согласованное решение о присвоении объекту (территории) соответствующей категории. При минимальной степени угрозы совершения террористического акта и минимальных последствиях совершения террористического акта (например: фельдшерско-акушерский пункт в отдаленном селе, аптечная организация, медицинский кабинет) комиссией принимается решение о том, что объект (территория) категорированию не подлежит и даются необходимые рекомендации».

Здесь отметим, что Министерство вновь не дает ссылок на какие-либо нормативные правовые акты, из которых следовало бы такое положение дел. Напомним, что ход работы комиссии описан в пункте 10 Требований, где четко представлен перечень мероприятий, осуществляемых комиссией:

  • Проводит обследование объекта…;
  • Изучает конструктивные и технические характеристики объекта…;
  • Определяет степень угрозы совершения террористического акта…;
  • Определяет потенциально опасные участки объекта;
  • Определяет категорию объекта (территории) или подтверждает (изменяет) ранее присвоенную категорию;
  • Определяет мероприятия, необходимые для приведения антитеррористической защищенности объекта… .

О том, что комиссия может принять решение о не категорировании объекта и о даче простых рекомендаций, речи не идет.

При этом Минздравом не раскрыто понятие минимальной степени угрозы совершения террористического акта ни в Требованиях, ни в Разъяснениях. Мало того, к объектам третьей категории, согласно Требованиям, относятся объекты (территории), в результате совершения террористического акта на которых прогнозируемое количество пострадавших составляет менее 500 человек и (или) прогнозируемый максимальный материальный ущерб по балансовой стоимости - менее 50 млн. рублей. Таким образом, например, ФАП в отдаленном селе или небольшая медицинская организация в городе, будет относится к объекту третьей категории. Из этого следует, что Рекомендации в данной части противоречат Требованиям и не имеют весомого юридического обоснования.

Подводя итог, укажем, что на сегодняшний день без внесения соответствующих законодательных поправок, Требования не распространяются на медицинские организации, расположенные в отдельных помещениях зданий, в частности в помещениях многоквартирных домов. Следовательно, такие медицинские организации не обязаны соблюдать требования к антитеррористической защищенности, в частности разрабатывать паспорт безопасности объекта.

В настоящей заметке мы прокомментировали ответ только одного ведомства, ответы остальных ведомств, информацию о требованиях, установленных в Постановлении Правительства РФ от 13.01.2017 № 8, о проекте постановления Правительства РФ «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности многоквартирных домов и формы паспорта безопасности многоквартирного дома» можно узнать из статьи, посвященной этой теме. Наше «расследование» в данной сфере прекращено, так как мы вполне утвердились в ранее сделанных выводах.

Будьте в курсе всех новостей.
Подписывайтесь на новости.
Комментарии 0
Самая широкая база знаний по медицинскому праву.
Еще более 1450 статей.
Комментарии