14 апреля 2018

Обрабатывайте сами, товарищ прокурор!

Обрабатывайте сами, товарищ прокурор!

Прокурор обратился с иском к главному врачу, а также врачу психиатру-наркологу о признании незаконным решений должностных лиц об отказе в предоставлении информации и обязании их предоставить запрошенную информацию.

Суд первой инстанции требования прокурора удовлетворил в части признания незаконным отказа учреждения здравоохранения (было привлечено судом в качестве соответчика) и его главного врача в предоставлении информации. В тоже время суд отказал в части признания незаконными действий врача психиатра-нарколога по непредоставлению информации, так как данный врач не обладает организационно-распорядительными функциями, действует в соответствии с должностной инструкцией и не может представить информацию без разрешения главного врача.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске прокурору отказал полностью (Апелляционное определение от 27 февраля 2018 года по делу № 33-1447/2018).

С чего начался сыр-бор

Прокуратурой проводилась проверка исполнения федерального законодательства в сфере противодействия незаконному обороту наркотических и психотропных веществ, безопасности дорожного движения и транспортной безопасности. В рамках проверки прокурор направил в учреждение здравоохранения требование о предоставлении информации в отношении лиц, состоящих на учете (раздельно согласно указанным спискам), с отражением Ф.И.О., дат рождения и постановки на учет, а также диагноза и срока ремиссии: всех лиц с наркологическими заболеваниями (зависимостями), всех лиц с алкогольными заболеваниями (зависимостями), лиц с психиатрическими заболеваниями, исключающими возможность предоставления права управления транспортными средствами.

На требование поступил ответ от врача-психиатра-нарколога, из которого следовало, что запрошенная информация о списках лиц, состоящих на учете в психиатрическом и наркологическом кабинетах, предоставлена не будет со ссылкой на положения ст. 8, 9 Закона РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». От главного врача поступил ответ, согласно которому запрошенную списочную информацию представить не представляется возможным, со ссылкой на положения приказа Минздрава России от 30.12.2015 № 1034н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «психиатрия-наркология», а также приказа Росстата от 16.10.2013 № 410 «Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством здравоохранения Российской Федерации федерального статистического наблюдения за заболеваемостью населения наркологическими расстройствами». В ответе было указано, что данные подзаконные акты не предполагают содержание персонифицированных данных пациентов.

Доводы за и против

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования прокурора, руководствовался положениями ст.13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЭ «Об основах здоровья граждан в Российской Федерации», п. 4 Перечня сведений конфиденциального характера, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 06 марта 1997 года № 188. А именно - сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, а также иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, которая относится к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора.

Суд апелляционной инстанции не согласился с такими доводами суда первой инстанции. Судебная коллегия отметила, что в соответствии с ч.2.1 ст. 4 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» органы прокуратуры в связи с осуществлением прокурорского надзора вправе получать в установленных законодательством случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных. Прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе (помимо всего прочего) требовать от руководителей и других должностных лиц органов представления необходимых документов и материалов или их копий, статистических и иных сведений. В тоже время в рассматриваемой ситуации прокурор требовал предоставить сведения в отношении лиц, состоящих на учете, с отражением фамилии, имени и отчества, дат рождения и постановки на учет, а также диагноза и срока ремиссии. А ввиду того, что запрашиваемая информация у ответчика отсутствовала, прокурор фактически требовал произвести обработку персональных данных пациентов, что противоречит ФЗ «О персональных данных».

Об обработке персональных данных

В соответствии с пунктами 1 и 3 ст. 3 ФЗ «О персональных данных» персональные данные - это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных); а обработка персональных данных - любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

Обработка персональных данных должна осуществляться на законной и справедливой основе, более того должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Не допускается обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных (ст. 5 ФЗ «О персональных данных»). При этом в силу п.2 ст. данного Закона оператором является государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

Таким образом, суд пришел к выводу, что прокурор в своем требовании фактически обязал ответчика провести обработку персональных данных, т.е. систематизировать сведения о пациентах по форме, указанной в требовании. Однако судебная коллегия отметила, что прокурор сам обладает правом провести такую обработку, а ответчик обязан лишь предоставить документы, материалы и статистические сведения, а также доступ к имеющейся у него информации, но не систематизировать ее. Кроме того, требуемая прокурором информация не является документами, материалами или статистическими сведениями, ведение которых предусмотрено нормативными актами. Помимо всего прочего, ответчик изначально не препятствовал прокурору в доступе к информации, содержащейся в амбулаторных картах пациентов. Поэтому решение суда первой инстанции было отменено, в иске прокурору отказано полностью.

Будьте в курсе всех новостей.
Подписывайтесь на новости.
Комментарии 0
Самая широкая база знаний по медицинскому праву.
Еще более 2400 статей.
Комментарии
comments powered by HyperComments