logo
 
logo
15 февраля 2019

Телемедицина: то ли мы дураки, то ли лыжи не едут

logo
Автор:
  • 2983
  • 0
Телемедицина: то ли мы дураки, то ли лыжи не едут

Помните, как в «Простоквашино» почтальон Печкин удивлялся до чего дошла советская техника, благодаря которой маму дяди Фёдора «и там, и тут передают». Правда, тогда героиня мультфильма призналась, что это не техника дошла, а она сама. На лыжах.

С тех пор прошло уже больше 20 лет и современная наука действительно способна на многое. Вот даже о телемедицине заговорили. Однако полноценно реализовать идею дистанционной медицинской помощи до сих пор не получается. То ли мы дураки, то ли лыжи не едут, но факт остаётся фактом - телемедицина дошла до нас не полностью. Нет, частично на уровне регионов или отдельных медицинских организаций задумки реализованы. Но проблем ещё очень много.

Только не подумайте, что мы пытаемся кого-то критиковать. Без всяких подколов можно лишь посочувствовать работникам Минздрава, которые отчаянно толкают воз (или всё-таки лыжи) телемедицины и на ходу изучают IT-технологии. Поэтому мы со своей стороны в очередной раз пытаемся внести долю конструктива и оголить те проблемы, которые зоркий глаз законодателя пока обошёл стороной.

В частности, многих сейчас волнует каким образом на рынке телемедицины смогут ужиться медицинские организации, пациенты и посредники, которые предоставляют свои площадки для оказания медицинских услуг с применением телемедицинских технологий. Вопрос действительно важный и, к сожалению, не простой. Поэтому на него мы обратим свой взор в первую очередь.

Рынок телемедицины – это рынок посредников?

Касательной данного вопроса уже неоднократно высказывались представители, как медицинского, так и юридического профсообщества. Например, в журнале «Секрет фирмы» старший партнер московской коллегии адвокатов «Аронов и партнёры» Александр Владимирович Аронов выразил мнение, что «рынок телемедицины в России — это рынок посредников. Под ними понимают операторов «иных информационных систем», которые организуют оказание телемедицинских услуг: запись на очный приём, хранение медицинских данных пациентов, ведение рейтингов и т.д. <…> Клиника, привлекающая другие больницы к оказанию помощи своим пациентам, занимается перепродажей услуг и выступает оператором иных информационных систем, то есть посредником. Даже если у неё имеется медицинская лицензия. Пациент заключает с посредником договор и платит ему деньги, после чего тот перечисляет оплату медучреждению, реально оказавшему услуги».

Если мы верно поняли точку зрения господина Аронова, в качестве оператора-посредника информационной системы (далее – ИС), с помощью которой осуществляется оказание медицинской помощи с применением телемедицинских технологий (далее – ТМТ) он видит «клинику», то есть медицинскую организацию. Однако это не единственный вариант. Если исходить из действующих законодательных норм, оператором информационной системы не обязательно должна быть медицинская организация (далее – МО), а статус оператора не зависит от наличия медицинской лицензии.

Согласно пп. 3 п. 2 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», информационная система – это совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств. Интернет-сайт – это графическая оболочка (интерфейс), которая позволяет пользователям взаимодействовать с ИС.

Для интернет-сайтов, на которых будет происходить оказание медицинской помощи с применением ТМТ, наличие базы данных обязательно. Иначе такой сайт и информационная система не смогут автоматически масштабироваться, обрабатывать огромные массивы информации и соответствовать всем требованиям телемедицины.

Таким образом, сайты-агрегаторы, посредством которых происходит оказание дистанционных медицинских услуг, по сути являются информационными системами.

В ст. 91 от 21.11.2011 № 323-ФЗ Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 323), а также в п 11 Порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий, утвержденного Приказом Минздрава России от 30.11.2017 № 965н (далее – Порядок № 965н) упоминаются следующие ИС, которые могут быть использованы для оказания медицинской помощи с применением ТМТ:

  1. Федеральные государственные информационные системы в сфере здравоохранения,
  2. Информационные системы в сфере здравоохранения ФФОМС и ТФФОМС,
  3. Государственные информационные системы в сфере здравоохранения субъектов Российской Федерации;
  4. Медицинские информационные системы медицинских организаций (МИС);
  5. Информационные системы фармацевтических организаций;
  6. Иные информационные системы.

ИС, указанные в пунктах 1-5, относятся к ИС в сфере здравоохранения (п. 1 ст. 91). То есть они отделены от иных ИС. При этом, законодатель не разъясняет отличия этих ИС. Наоборот их цели достаточно похожи:

  • В информационных системах в сфере здравоохранения осуществляются сбор, хранение, обработка и предоставление информации об органах, организациях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения и об осуществлении медицинской и иной деятельности в сфере охраны здоровья.
  • Иные информационные системы, предназначенные для сбора, хранения, обработки и предоставления информации, касающейся деятельности медицинских организаций и предоставляемых ими услуг (далее - иные информационные системы).

Всё указывает на то, что разница между информационными системами в здравоохранении и иными информационными системами заключается в их операторах. В п. 3 ФЗ № 323 указан чёткий перечень лиц, которые могут быть операторами информационных систем в сфере здравоохранения:

  • Органы исполнительной власти в сфере охраны здоровья, органы исполнительной власти субъекта РФ и организации, назначенные указанными органами;
  • Органы управления ФФОМС и ТФФОМС;
  • Медицинские организации;
  • Фармацевтические организации.

В свою очередь, кто является оператором иных информационных систем в ФЗ № 323 не указано. Может ли медицинская организация являться оператором иной ИС? На первый взгляд, ФЗ № 323 этого не запрещает. Но с другой стороны, если смотреть на ФЗ № 323 и НПА, которыми регулируется сфера телемедицины, можно сделать вывод, что законодатель косвенно разделяет медицинскую организацию и операторов ИС. Например, согласно п. 6 ст. 91.1 ФЗ № 323, поставщиками информации в единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ) являются в том числе медицинские организации (пп. 6) и организации, являющиеся операторами иных информационных систем (пп. 7).

Чтобы участники телемедицинской сферы не гадали на кофейной гуще, законодателю следовало бы четче определить термин «оператор иной информационной системы». Пока же всё указывает на то, что таким оператором является организация-посредник, на сайте которой и происходит оказание медицинских услуг с применением ТМТ.

Таким образом, когда медицинская помощь с применением ТМТ оказывается с помощью посредника, мы имеем трехстороннюю систему взаимоотношений «пациент» - «оператор иной ИС» - «медицинская организация». Наиболее оптимальным способом оформления таких трехсторонних взаимоотношений является агентский договор, согласно которому агент (оператор иной ИС) осуществляет от имени принципала (медицинской организации) действия по привлечению пациентов через портал иной ИС, заключает с ними договоры и обеспечивает соответствующие условия для оказания медицинских услуг посредством портала иной ИС. И вот на этом моменте лыжи телемедицины начинают очень сильно пробуксовывать.

Я почему такой вредный? Потому что у вас документации много и НДС платить нужно

Одним из условий оказаний платных медицинских услуг является наличие договора между пациентом и медицинской организацией. Согласно действующему законодательству, такой договор может быть заключен посредством акцепта оферты.

В рассматриваемой ситуации заключение договора с пациентом от имени медицинской организации скорее всего будет одной из функций агента. Сложность в том, что у каждой медицинской организации условия публичной оферты будут отличаться и агенту придется работать не с одним документом, а с десятками, а то и сотнями (по числу организаций-партнеров). И это еще полбеды.

Поскольку агент выполняет юридические действия по заключению от имени медицинской организации договоров об оказании медицинских услуг, он должен от каждого принципала получить доверенность. Кроме того, по факту выполнения поручения принципала агент обязан каждому принципалу направить отчет. Чем больше партнеров – тем больше доверенностей и отчетов.

С другой стороны, возможна ситуация, при которой пациент будет через площадку-агрегатор попадать в информационную систему медицинской организации. В таком случае заключение договора с пациентом будет происходить на «территории» принципала, что частично упростит документооборот. Однако, и оплачивать телемедицинские услуги пациент будет напрямую на счет медицинской организации, следовательно, агент не сможет сразу удерживать свою часть вознаграждения.

В остальном, если мы отбросим сложности с выплатой вознаграждения и оформлением документации, агентский договор для посредника и медицинской организации видится наиболее оптимальным выходом. Проблема еще и в другом.

В обоих ситуациях медицинские организации вряд ли будут выплачивать вознаграждение агенту из собственного кармана. Поэтому пропорционально стоимости услуг агента, вероятнее всего вырастет и стоимость медицинской услуги для пациента. Кроме того, медицинские услуги согласно пп. 2 п. 2 ст. 149 Налогового Кодекса РФ не облагаются НДС. А вот оказание посреднических услуг в интересах другого лица на территории РФ обложению НДС подлежит (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ). Соответственно, агент должен начислять НДС на сумму своего вознаграждения (если только он сам не находится на упрощённой системе налогообложения), что еще больше увеличит цену услуги для пациента.

Выходит, пациентам обращаться напрямую к медицинской организации гораздо выгоднее, чем через посредника. Цена на консультацию врача-специалиста в таком случае будет меньше, ведь она не включает вознаграждение агента и полностью освобождается от НДС.

К слову, в том же интервью «Секрету фирмы» Александр Владимирович Аронов частично касался этой проблемы и даже предложил две альтернативные схемы оформления взаимоотношений между агентом и медицинской организацией, которые позволят хотя бы не начислять на вознаграждение агента налог. Вкратце они были сформулированы следующим образом:

  1. Изменить описание телемедицинской услуги в прейскуранте на консилиум врачей. При этом работа врача медицинской организации-посредника определяется как часть телемедицинской услуги, стоимость которой и будет равна удерживаемой разнице посредника. В таком случае вся стоимость медицинской услуги, оплаченной пациентом, освобождается от НДС на основании пп. 2 п. 2 НК РФ.
  2. Оформить привлечение соисполнителя как самостоятельную медицинскую услугу. Например, «консультация при дистанционном взаимодействии медицинских работников между собой при оказании медицинской помощи в плановой форме с применением телемедицинских технологий».

Предложенные схемы весьма интересны и остроумны, однако особенности нашего законодательства способны «застопорить» даже их. Во-первых, в таком случае агенту придется оформить медицинскую лицензию, а на практике большинство телемедицинских посредников далеки от медицины.

Во-вторых, согласно Порядку организации и оказания медицинской помощи с применением ТМТ, который утверждён Приказом Минздрава России от 30.11.2017 № 965н, консультации и консилиумы при дистанционном взаимодействии медицинских работников между собой не предполагают участия пациентов.

И наконец, в-третьих, согласно порядку № 965н, инициатором такой консультации или консилиума врачей является лечащий врач. То есть пациент уже должен находиться на обслуживании в медицинской организации, чтобы она обратилась за услугами стороннего консультанта или консультантов.

В свою очередь, оказание медицинской помощи пациенту с применением ТМТ не предполагает участия каких-либо сторонних консультантов.

Следовательно, оформить оказание медицинских услуг пациенту через совместную консультацию или консилиум с оператором иной ИС не получится. А значит и избежать начисления НДС таким образом также нельзя.

Пример же из практики, который приводит Александр Владимирович в подтверждение своих слов, иллюстрирует несколько иную ситуацию. Приведем выдержку из судебного решения, которое упоминается в статье «Секрета фирмы»: «Клиника-посредник, не имея нужной лицензии, заключала договора возмездного оказания услуг с пациентами, получала от них деньги, после чего перечисляла их больницам-партнёрам, которые имели необходимые лицензии и оказывали гражданам медицинскую помощь. За это налоговая инспекция доначислила посреднику НДС в размере 4,5 млн рублей. Основной аргумент налоговиков заключался в том, что клиника не имела специализированной лицензии. Но суд решил по-другому. Он пояснил, что деятельность по оказанию медуслуг не облагается НДС, никакого вознаграждения ни от пациентов, ни от партнёров посредник не получал, поэтому оснований для уплаты и доначисления НДС нет».

Судя по всему, в данном примере речь идёт о том, что оператор иной ИС, выступая посредником, якобы оказывал медицинские услуги, за что и получал оплату от пациентов. Однако в таком случае вопросы НДC имеют довольно-таки второстепенное значение – как минимум потому, что деятельность клиники-посредника в любом случае противозаконна - осуществлять медицинскую деятельность без лицензии запрещено.

Электронная медицинская карта – миф или реальность?

«Здоровье больного не очень: то лапы ломит, то хвост отваливается», - выписка из электронной медицинской карты пациента.

Шутки шутками, но раз уж мы затронули тему документального оформления взаимоотношений с пациентом при оказании медицинской помощи с применением ТМТ, нельзя не упомянуть про проблемы ведения электронной медицинской карты и иной медицинской документации.

Так, согласно п. 59 Порядка № 965н, документация, сформированная по результатам оказания медицинской помощи с применением ТМТ, подлежит внесению в электронную медицинскую карту пациента медицинской информационной системы консультирующей медицинской организации.

Однако, нельзя забывать, что карта формируется в форме электронного документа в соответствии с порядком, утвержденным Минздравом (п. 2.1. Порядка заполнения амбулаторной медицинской карты, утверждённого Приказом Минздрава России от 15.12.2014 № 834н). Это подтверждается п. 11 ч. 2 ст. 14 ФЗ № 323, согласно которому к полномочиям Минздрава относится в том числе утверждение порядка организации системы документооборота в сфере охраны здоровья, унифицированных форм медицинской документации, в том числе в форме электронных документов, порядков их ведения.

На данный момент порядок ведения электронной медицинской карты Минздравом не утвержден. Следовательно, не ясно как в такую карту будет вноситься заключение по результатам телемедицинской консультации, протокол консилиума врачей, информированное добровольное согласие и другие электронные медицинские документы.

Mission impossible, или Требования к иным информационным системам

Вернемся к взаимодействию медицинских организаций с сайтами-агрегаторами телемедицинских услуг. В пункте 3 Правил № 447, четко сказано, что иные информационные системы взаимодействуют с медицинской организацией посредством подключения к ее информационной системе (МИС). В таком случае иные ИС при взаимодействии с МО должны соответствовать Правилам взаимодействия, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 12.04.2018 № 447 (далее – Правила № 447).

Не многие в этом случае обращают внимание на такой непримечательный пп. «к» п. 6 Правил № 447, согласно которому для взаимодействия с информационными системами в сфере здравоохранения программно-технические и лингвистические средства иных информационных систем должны обеспечивать при обработке сведений о медицинских организациях и медицинских работниках проверку достоверности и актуальности таких сведений посредством взаимодействия с ЕГИСЗ.

Выходит, все иные ИС для оказания медицинской помощи с применением ТМТ должны быть подключены к ЕГИСЗ и к информационной системе медицинской организации.

Это, в свою очередь, вызывает новые сложности. Во-первых, процесс интеграции иной ИС в ЕГИСЗ на сегодняшний день не отлажен. Буквально недавно Минздрав сделал первый шаг и разработал проект заявки, которую оператор иной ИС должен направить в ведомство, для подключения к ЕГИСЗ. Однако, одной формы заявки мало. Чтобы процесс интеграции иных ИС с ЕГИСЗ стал более прозрачным, очень многие нюансы еще предстоит урегулировать.

Во-вторых, интеграция с информационными системами в сфере здравоохранения накладывает на иную ИС обязанность выполнять ряд достаточно жестких требований:

  • Согласно п. 6 Правил № 447, для взаимодействия с ЕГИСЗ и информационными системами в сфере здравоохранения программно-технические и лингвистические средства иных ИС должны обеспечивать защиту информации, полученной иной информационной системой из ЕГИСЗ и МИС МО, в соответствии с Приказом ФСТЭК России от 11.02.2013 № 17 «Об утверждении Требований о защите информации, не составляющей государственную тайну, содержащейся в государственных информационных системах»; обеспечивать в автоматическом режиме проверку квалифицированных электронных подписей организаций, участвующих в информационном взаимодействии, и (или) их должностных лиц, а также организаций, являющихся операторами единой системы и информационных систем в сфере здравоохранения; и так далее.
  • Согласно п. 7 Правил № 447, для взаимодействия с ЕГИСЗ и информационными системами в сфере здравоохранения иные информационные системы, обрабатывающие персональные данные и (или) сведения, составляющие врачебную тайну, должны соответствовать Приказу Минкомсвязи РФ от 25.08.2009 № 104 «Об утверждении Требований по обеспечению целостности, устойчивости функционирования и безопасности информационных систем общего пользования», связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, и Приказу ФСБ РФ № 416, ФСТЭК РФ № 489 от 31.08.2010 «Об утверждении Требований о защите информации, содержащейся в информационных системах общего пользования» и так далее.

При этом нужно учитывать, что при оказании медицинской помощи с применением ТМТ иная ИС в любом случае обрабатывает персональные данные. Это следует из п. 6 ст. 36.2 ФЗ № 323 и п. 7 Порядка № 965н, согласно которым в целях идентификации и аутентификации участников дистанционного взаимодействия при оказании медицинской помощи с применением телемедицинских технологий используется единая система идентификации и аутентификации (ЕСИА). В свою очередь, согласно п. 5 Правил № 447, иная ИС должна получать из ЕСИА следующие сведения о физическом лице:

  • Фамилия, имя и отчество (при наличии);
  • Пол;
  • Дата рождения;
  • Страховой номер индивидуального лицевого счета застрахованного лица в системе персонифицированного учета Пенсионного фонда Российской Федерации;
  • Реквизиты документа, удостоверяющего личность;
  • Адрес электронной почты (при наличии);
  • Номер мобильного телефона (при наличии).

Таким образом, в иных ИС, посредством которых оказывается медицинская помощь с применением ТМТ, в любом случае обрабатываются персональные данные. Мало того, что в таком случае законодательство предъявляет достаточно жесткие требования к иной информационной системе, которая обрабатывает персональные данные, так еще и описаны они в различных нормативных правовых актах. Можно лишь посочувствовать операторам иных ИС, которые возьмут на себя смелость в этом всем разобраться.

Усы, лапы и хвост! Вот мои документы!

В заключение статьи коснемся некоторых мифов, которыми в последнее время обросла тема телемедицины. В частности, мы часто слышим о том, что для авторизации в ЕСИА пациенту придется получать усиленную квалифицированную электронную подпись (УКЭП), что якобы снизит вероятность обращения пациентов за телемедицинской услугой. Об этом, например, пишется в уже упомянутой нами статье «Секрета фирмы».

Однако данные опасения не совсем обоснованы. На сегодняшний день пациенту действительно нужна электронная подпись для подписания в электронной форме информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство или отказа от медицинского вмешательства (ч. 7 ст. 20 ФЗ № 323). Однако в этом случае пациенту достаточно иметь простую электронную подпись.

В статье «22 вопроса и ответа о телемедицине на «русском языке», или FAQ (почти во всех смыслах этого слова)» на нашем сайте мы разбирали отличия простой электронной подписи от усиленной квалифицированной. Если вкратце, простая подпись подтверждает факт своего формирования определенным лицом посредством использования кодов, паролей или иных средств (часть 2 статьи 5 Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи»). Иными словами, простая электронная подпись представляет собой стандартную систему «логин-пароль» для авторизации.

Однако, в соответствии с законодательством личность владельца простой подписи (то есть владельца аккаунта) должна быть достоверно установлена. В ЕСИА для этого есть специальный порядок подтверждения аккаунта, который опубликован по ссылке: https://www.gosuslugi.ru/help/faq/c-1/1, Согласно данному порядку, подтвердить личность пациент может несколькими способами:

  • Лично, обратившись с документом, удостоверяющим личность, и СНИЛС в удобный Центр обслуживания;
  • Онлайн через интернет-банки Сбербанк Онлайн веб-версии и Тинькофф, а также интернет- и мобильный банк Почта Банк Онлайн (способ работает для клиентов этих банков);
  • Почтой, заказав получение кода подтверждения личности Почтой России из профиля;
  • Воспользоваться Усиленной квалифицированной электронной подписью или Универсальной электронной картой (УЭК).

Таким образом, вопреки опасениям некоторых специалистов пациенту не обязательно иметь усиленную электронную подпись для получения телемедицинских услуг. Достаточно просто подтвердить свой аккаунт в ЕСИА.

С другой стороны, процедура подтверждения в ЕСИА все равно воспринимается многими пациентами как лишние сложности. Даже несмотря на то, что она проходит гораздо проще, чем процедура получения УКЭП.

За нарушение телемедицинского законодательства отберут лицензию?

Еще один важный момент, на который нам бы хотелось обратить внимание - это опасения того, что за нарушение порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий, может быть приостановлена лицензия на медицинскую деятельность.

Например, в статье «Секрета фирмы» Александр Аронов напоминает, что согласно Порядку № 965н, медицинский работник при оказании телемедицинской услуги должен находиться на рабочем месте в клинике, то есть по указанному в её лицензии адресу. За нарушение данного требования, по словам специалиста, медицинскую организацию могут привлечь к административной ответственности с наказанием вплоть до отзыва лицензии.

Однако не стоит предаваться пессимизму и видеть будущее (даже в случае нарушения Порядка №965н) настолько мрачным. Существует возможность и другой трактовки законодательных норм. Напомним, что согласно ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», действие лицензии приостанавливается лицензирующим органом в следующих случаях:

  1. Привлечение лицензиата к административной ответственности за неисполнение в установленный срок предписания об устранении грубого нарушения лицензионных требований, выданного лицензирующим органом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  2. Назначение лицензиату административного наказания в виде административного приостановления деятельности за грубое нарушение лицензионных требований в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Согласно п. 6 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 № 291, под грубым нарушением понимается, в том числе, несоблюдение порядков оказания медицинской помощи.

По всей видимости, Александр Владимирович считает, что нарушение порядка оказания медицинской помощи с применением ТМТ является грубым нарушением лицензионных требований. Однако это не так. Согласно п. 2 ст. 37 ФЗ № 323, порядок оказания медицинской помощи разрабатывается по отдельным ее профилям, заболеваниям или состояниям (группам заболеваний или состояний) и включает в себя:

  1. Этапы оказания медицинской помощи;
  2. Правила организации деятельности медицинской организации (ее структурного подразделения, врача);
  3. Стандарт оснащения медицинской организации, ее структурных подразделений;
  4. Рекомендуемые штатные нормативы медицинской организации, ее структурных подразделений;
  5. Иные положения исходя из особенностей оказания медицинской помощи.

Порядок № 965н не соответствует вышеуказанным требованиям, а значит за его нарушение лицензию отбирать не должны. Жаль только, что это чуть ли не единственный положительный вывод, который мы можем сделать в данной статье.

Неправильная у вас, дядя Фёдор, телемедицина

В конце статьи мы традиционно хотели бы подвести итоги. Они, как это часто бывает, неутешительны. В данной статье мы раскрыли лишь малую часть проблем, но и этого достаточно, чтобы понять, что внедрение цифровых технологий в медицину оказалось задачей не из простых. Ну а действительно зачем делать просто, когда можно сложно, а самое главное – дорого. Прошло уже более года с тех пор как, так называемый, «закон о телемедицине» и Порядок № 965н вступили в силу, а процесс по сути всё стоит на месте. Если продолжать наши сравнения – то мы помпезно объявили о начале величайшего лыжного марафона, но лыжи до сих пор стоят в углу, лыжня не готова, зато все силы брошены на бесконечные доработки и проверки «единственно правильного» в мире крепления.

Жесткие требования ставят под большое сомнение законность недавно зародившейся и каким-то чудом ухитряющейся развиваться отечественной телемедицины. В основном это крупные государственные больницы и специализированные медицинские центры, которые, закрыв глаза на новый порядок, продолжают на свой страх и риск дистанционно помогать своим пациентам. А требования все формулируются, уточняются и дорабатываются. Сколько займет по времени этот бессвязный процесс одному Минздраву может быть известно. Ответственные лица с важным видом обещают долепить телемедицинское нечто и уже в ближайшие год-два превратить грубую глиняную заготовку в шедевр достойный Праксителя. Но тогда позволим себе задать резонный вопрос. Почему Порядок № 965н вступил в силу в январе 2018 года без каких-либо прелюдий и переходного периода? Какова была причина такой спешки, неужели не было ясно, что «сырые» нормы о телемедицине требующие доработки и «подгонки» под остальное законодательство будут только мешать, а не помогать реальной телемедицинской деятельности?

Можно еще долго рассуждать на тему перспектив телемедицины, то есть того, чего нет. Временно нет или вообще нет и не будет на данном этапе доподлинно неизвестно, но очевидно одно – пока что в стране все заняты обсуждением телемедицины будущего. Конечно можно привести в пример те самые крупные госбольницы, упомянутые абзацем выше. Можно, но разве единичные проекты, функционирующие фактически вопреки законодательству, называются телемедициной?

Чтобы будущее все-таки стало реальностью, все проблемы можно и нужно решать только сообща, объединив усилия законодателя и независимых компетентных врачей, юристов, IT-специалистов. И тогда, вероятно, наши лыжи поедут. Допускаем даже, что в нужном направлении. А еще у наших соотечественников будет повод для гордости – наши лыжи будут не просто лыжи, а самые лучшие и дорогие на планете Земля! Таких лыж больше ни у кого нет! И не будет. Мы наши ноу-хау никому не отдадим, хай сами учатся такие лыжи изготавливать! Тут требуется особая сноровка. И её вполне можно проявить – было бы желание: не зря ведь именно наш русский левша блоху-то подковал.

Полный текст материала доступен только
по подписке
Доступ к платным сервисам kormed.ru
На год без обзора НПА*
2 490 Р
Оформить
На год с обзором НПА*
4 890 Р
Оформить
На месяц без обзора НПА*
990 Р
Пробная подписка
Попробовать
Приобретая подписку к информационным сервисам нашего сайта, вы получаете неограниченный доступ к уникальной базе статей, аналитических заключений и записок, рубрике «вопрос-ответ» и иным сервисам сайта. А также возможность сохранять все необходимые материалы в личном кабинете и использовать иные его функциональные возможности.

* Обзор НПА - это регулярная подборка наиболее важных нормативных документов и судебной практики в сфере здравоохранения

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Комментарии